Кто такая «Жизель» ?

baletstudio_Giselle     Юные ученицы нашей студии часто спрашивают: Кто такая “Жизель”? К сожалению, на уроке некогда долго рассказывать об истории балета, поэтому сегодняшний пост о спектакле «Жизель».

       Премьера балета «Жизель» состоялась в 1841 году в Париже, а уже в 1842 году балет был показан в Санкт-Петербурге, с тех пор этот выдающийся балет не покидал репертуар театров. С помощью музыки и пластики балет рассказывает историю бедной девушки Жизель, в которую были влюблены знатный вельможа Альберт и молодой лесничий Ганс. Жизель предпочитает Альберта. Он приходил на свидания, скрывая происхождение, но его обман был раскрыт, о чем узнают отец Алберта герцог Курляндский, невеста Батильда и, конечно, Жизель. Девушка не выдерживает унижения и неизбежности потери любимого и умирает. Согласно древней легенде, погибшие от несчастной любви девушки превращались в вилис – бесплотных существ, мстящих своим обидчикам и мужчинам вообще, доводя их до смерти от изнеможения в танце. Таким образом пришедшие к могиле Жизель вилисы расправляются со скорбящим по невесте Гансом. Та же участь ждет Альберта, но всепрощающая любовь Жизель спасает его от верной гибели в танце с вилисами.

     Поэт, романист и критик Теофиль Готье прочёл легенду о вилисах в пересказе Генриха Гейне и решил, что из неё получится отличный сюжет для балетного спектакля, словно специально созданный для Карлотты Гризи. Музыку сочинил французский композитор Адольф Адан. Сюжет давал возможность создавать на сцене великолепное зрелище с танцами, шествиями и многочисленными выходами. Красивая, завораживающая музыка Адана создавала романтическое, поэтическое настроение. «Жизель» является классикой жанра: помимо огромного исторического значения это на редкость удачный спектакль. В наши дни его смотрят с таким же интересом, как и во времена премьеры. Зрители ходят смотреть «Жизель» в исполнении молодых балерин по той же причине, по которой нас интересуют новые интерпретации «Гамлета»: этот спектакль настолько хорош, что в нём непременно обнаруживаешь нечто, до сих пор незамеченное, какую-нибудь вариацию, проясняющую то, что прежде оставалось тайной. Каждый раз мы узнаем о балете что-то новое.            Истории известно немало значительных балетов: например, балет, в котором солистка впервые отказалась от туфель на каблуках, или тот, в котором она впервые встала на пуанты, а ещё и тот, в котором танцовщица выполнила опасный прыжок с высоты двадцати футов прямо в объятия возлюбленного. Но эти спектакли не дошли до нас; они имеют значимость только в узко академическом смысле. А «Жизель» сохранилась: с тех пор, как состоялась премьера балета, его ставила одна труппа за другой – потому, что в нём новизна сочетается с драмой и танцем таким образом, что мы невольно забываем об истории.

    Отличие «Жизели» в том, что в ней будто бы подведён итог всему, что мы подразумеваем под термином «романтический балет». Быть романтичным в некотором понимании – значит осознавать, что вы собой представляете, и мечтать о чем-то совершенно ином. Для этого необходимо волшебство. Таинственные и сверхъестественные силы, которые призывала на помощь романтическая поэзия в стремлении к идеалу, вскоре стали естественными для театра, где танцовщицы в пышных белых одеяниях казались неотъемлемой частью окружающего мира и вместе с тем высшими существами. Мария Тальони в балете «Сильфида» так уверенно ввела подобную моду, что балетным символом романтической любви стал сильф – девушка, которая столь же прекрасна, воздушна и чиста, сколь и недосягаема: коснись её – и она исчезнет. Всех поэтов и романистов того времени интересовали романтические сюжеты о сверхъестественном, истории, повествующие о прелестных юных девушках, любовь которых так и не успевала расцвести по вине враждебных сил. В одной из таких легенд говорится о девушках – вилисах, помолвленных, но умерших незадолго до дня свадьбы. По ночам они выходят из могил и танцуют при свете луны. Их танец служит упрёком смерти; они одеты в струящиеся подвенечные платья и наделены незаменимой грацией; кажется, что эти призрачные создания никогда не касались земли. Прекрасным вилисам ничего не стоило притягивать к себе юношей. Однако вилисы были не только неотразимы, но и опасны. Они заманивали юношей в ловушку, заставляя их танцевать до тех пор, пока несчастные не падали замертво.

     Легенда о вилисах идеально подходит для балета: по сравнению с ней сюжет балета «Сильфида» выглядит всего лишь первым этапом в достижении романтического идеала, поскольку его героиня – нечто иллюзорное, игра воображения, грёза. Мы восхищались её красотой, сочувствовали ей, но как персонаж она была слишком бесплотна, чтобы глубоко тронуть нас. Чтобы добиться этого, чтобы заставить нас искренне сострадать героине балета, следовало наделить её человеческой судьбой, сделать реальной и нереальной одновременно, слегка уподобить вилисе.            Однако прежде, чем балет был поставлен, потребовалась серьёзная работа над его сюжетом. Каким образом героиня становится вилисой, при каких обстоятельствах она должна умереть? Готье поделился своими затруднениями с популярным автором либретто Сен-Жоржем. За три дня они придумали подходящий сюжет, либретто было принято парижской Оперой. Партитура написана за неделю, после чего начались репетиции. Уже на премьере, состоявшейся несколько дней спустя, балет «Жизель, или Виллисы» был провозглашён блистательным продолжением «Сильфиды» и одним из величайших балетов того времени. Своим триумфом Гризи была обязана Теофилю Готье, создавшему для неё историю Жизели.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.